Общественное Движение "9 мая"


БЫЛА ЛИ В РОССИИ В ФЕВРАЛЕ 1917 ГОДА РЕВОЛЮЦИОННАЯ СИТУАЦИЯ? К 90-ЛЕТИЮ ФЕВРАЛЬСКОГО ПЕРЕВОРОТА


БЫЛА ЛИ В РОССИИ В ФЕВРАЛЕ 1917 ГОДА РЕВОЛЮЦИОННАЯ СИТУАЦИЯ?

К 90-ЛЕТИЮ ФЕВРАЛЬСКОГО ПЕРЕВОРОТА


По свидетельству Ленина, никакой революционной ситуации в России в самом начале 1917 года не было и поэтому никакой революции, по крайней мере в ближайшие пять-десять лет, и не предвиделось.
Это можно видеть из выступления Ленина в Цюрихе на собрании молодых швейцарских социал-демократов, где  22 января 1917 года,  всего за месяц до февральских событий, он утверждал: «Мы, старики, может быть, не доживем до решающих битв этой грядущей революции...».
Впрочем, Ленин в своих оценках был далеко не одинок. Вот что писал о феврале представитель совсем другого политического направления, известный монархист Солоневич:
«Лично я был профессиональным свидетелем событий всего 1916 и 1917 гг. - политическим репортером крупнейшей газеты России - суворинского «Нового времени». Даже и для нас, репортеров, так сказать, профессиональных всезнаек, революция была как гром среди совершенно ясного неба. Для левых она была манной, но тоже с совершенно ясного неба».
Революцию в России в начале 1917 году действительно никто не ожидал, поскольку планировали и готовили ее во мраке масонских лож в глубочайшей тайне даже от части будущих активных действующих лиц этой революции. Одновременно, можно сказать нарочито публично, масонами готовилась операция прикрытия - очередной дворцовый переворот, коих ранее на Руси было множество.
Французский посол М. Палеолог в своих воспоминаниях  описывает, как он присутствовал на приемах, где представители  финансовой и земельной знати и даже великие князья совершенно открыто говорили о свержении Государя и о том, как они уже ведут пропаганду в частях гвардии - в первую очередь в Павловском полку, который и в самом деле первым поддержал февральские беспорядки в Петрограде.
Если бы такой дворцовый переворот произошел в более или менее спокойных исторических условиях, скажем, после окончания войны, то, скорее всего, он не мог бы иметь столь губительных для судьбы России последствий. Но в том-то и дело, что страна в 1917 году находилась во взрывоопасном состоянии. Это обстоятельство и использовали масоны, сделав дворцовый переворот своеобразным спусковым механизмом, открывающим путь к осуществлению своих стратегических целей.
А в планы масонов, как минимум, входило свержение самодержавия и создание буржуазно-демократической республики, а, как максимум, расчленение России на несколько мелких, постоянно враждующих между собой государств.
Причины, породившие дворцовый заговор в 1917 году, которые масоны так умело использовали для достижения своих целей, крылись, прежде всего,в экономических трудностях высших слоев русского общества.
Ведь русская знать стояла накануне полной экономической катастрофы. В предвоенные годы   дворянское землевладение теряло до трех миллионов десятин в год. Почти две трети дворянских земель не могли быть обработаны из-за дороговизны или отсутствия рабочих рук. Эти земли дворяне сдавали в  аренду крестьянам, которые во многих местах почти ничего не платили за нее. Только в Петрограде проживало несколько тысяч дворян, не имеющих ни средств к существованию, ни подходящих занятий. Задолженность дворянского землевладения государству достигла чудовищной суммы в три миллиарда рублей.
Летом 1916 года по сравнению с довоенным периодом цены на продовольствие в больших  городах выросли в два раза, а в Петрограде еще выше. К осени 1916 года наступили перебои в снабжении городов продовольствием. Дороговизна и отсутствие продуктов заставили значительную часть городского населения урезать свой бюджет, ухудшить питание, а то и просто влачить полуголодное существование.
Особенно сильно от дороговизны пострадала самая значительная и влиятельная часть петроградского общества - чиновничество. К 1916 году большая часть чиновничества, конечно, не голодала, но не могла уже жить так вольготно, как до начала войны. При первой возможности чиновники уходили с государственной службы на заводы, в банкирские конторы, занимались торговлей.
Еще в более худшем положении оказались лица свободных  профессий: артисты, музыканты,  писатели, репортеры. У рабочих же благодаря военным заказам материальное положение в начале войны даже несколько улучшилось, однако уже к весне 1916 года ухудшение условий затронуло и их, цены стали расти значительно быстрее заработков. Волна разорения шла среди ремесленников. От тяжелого продовольственного положения в основном выигрывали крупное купечество и оптовики, тогда как мелкое купечество разорялось.

Как была разрушена российская монархия

Заговор против монархии на фоне всеобщего недовольства, персонифицированного в лице Николая II и его супруги, созрел в слоях российских верхов, включая военную и земельную знать, при участии даже некоторых членов династии. Громадную роль на этом этапе заговора сыграли Родзянко, Гучков и генерал Алексеев.
Однако общее руководство происходящими в России событиями и их антимонархическая направленность, прежде всего, определялись масонскими ложами. Именно масонству удалось слить воедино совершенно различные по своим целям и задачам движения и партии, объединив их в единый кулак, и с его помощью разрушить тысячелетнюю империю.
Заговорщики были вынуждены спешить, поскольку в начале 1917 года стало очевидной победа союзников в Первой мировой войне. Для заговорщиков эта победа означала крушение всех их планов захвата власти. Ведь они не могли быть спокойными за свою свободу и даже жизнь, поскольку прекрасно понимали, что рано или поздно их планы могут быть раскрыты. А перспектива быть повешенным за государственную измену не улыбалась никому из них.
Многим участникам заговора грозило также и уголовное преследование. Ожидалось, что после окончания войны начнутся серьезные судебные разбирательства по делам о финансовых махинациях и взяточничестве в Земгоре и военно-промышленных комитетах, в которых были замешаны лично Г.Е. Львов, А.И. Гучков, А.И. Коновалов, В.А. Маклаков, П.П. Рябушинский и множество других крупных общественных деятелей. Судебная ответственность за клевету на императора могла ожидать и П.Н. Милюкова.
План дворцового переворота был весьма незатейлив. В момент отсутствия императора в столице необходимо было спровоцировать беспорядки, а затем при содействии генералов-предателей блокировать императора в ставке, лишить его возможности получения объективной информации и оторвать от всех рычагов управления государством. Далее с помощью лжи о якобы катастрофическом положении в стране и вспыхнувшем восстании принудить Николая II к отречению.
Предваряя заговор,  Керенский уже 14 февраля в своей речи, произнесенной им в стенах Думы, заявил:
«Исторической задачей русского народа в настоящий момент является задача уничтожения средневекового режима немедленно, во что бы то ни стало... Как можно законными средствами бороться с теми, кто сам закон превратил в оружие издевательства над народом? С нарушителями закона есть только один путь борьбы - физического их устранения».
Председательствующий прервал выступление Керенского вопросом, что он имеет в виду. Ответ последовал незамедлительно:
«Я имею в виду то, что совершил Брут во времена Древнего Рима».
Так мог сказать только человек, который прекрасно был осведомлен обо всех планах заговорщиков. По большому счету это выступление Керенского можно считать своеобразным сигналом готовности к скорому началу выступлений для всех его союзников.
Отъезд императора из Петрограда в ставку состоялся 22 февраля. А уже 23 февраля в столице начались демонстрации, скандирующие «Хлеба! Хлеба!». В городских складах с этот момент времени находился запас ржаной и пшеничной муки на 10-12 дней, кроме того, мука имелась еще и пекарнях. Поэтому можно уверенно говорить о том, что перебои со снабжением столицы хлебом были специально спланированы руководителями переворота именно к моменту отъезда императора в ставку.
Далее кто-то провоцирует рабочих выдвинуть явно нереальное требование о единовременном повышении зарплаты на 50%, которое, естественно, было отвергнуто хозяевами заводов и фабрик, что и вызвало 24 февраля начало забастовок. Причем на следующий день под лозунгами повышения зарплаты бастовали уже более 240 тысяч рабочих. Естественно, что этот взрывной процесс не мог быть самопроизвольным. Кроме того, во время демонстраций провокаторы неоднократно стреляли в полицию.
К вечеру были вызваны войска, которые в ответ на провокационные выстрелы в их сторону стали стрелять в демонстрантов. Однако уже в первые дни смуты выясняется, что войска крайне ненадежны. Основная причина этого состояла в том, что большинство солдат, находившихся в Петрограде, были просто необученной, недисциплинированной массой запасных гвардейских батальонов, многие из которых не были даже приведены к военной присяге Государю. А главное, эти отбросы российской армии категорически не желали отправляться на фронт.
Незадолго до февральских событий Николай II приказал убрать из столицы ненадежные части. Но ни градоначальник генерал Балк, ни командующий войсками Петроградского округа генерал Хабалов повеления императора не выполнили, сославшись на то, что в казармах совершенно нет места, а запасные батальоны некуда вывести. В России для этого было мало места! Зато вместо разложившихся войсковых частей генералы Балк и Хабалов отправили на фронт несколько тысяч городовых и нижних чинов полиции. В результате на 2,5 миллиона жителей Петрограда осталось менее 10 тысяч полицейских.
Изумляет поведение и самого императора. На его приказ один из генералов отвечает, что приказ выполнить он не может. А Николай II, вместо того чтобы тотчас же разжаловать генерала в рядовые, утирается и говорит: ну раз нельзя, так нельзя. Что уж тут поделаешь. По одному этому поступку последнего русского царя заговорщики могли безошибочно предсказать: если Николая II прижать к стенке, то он вне всяких сомнений отречется.
26 февраля взбунтовался Павловский полк, а на следующий день к нему примкнули Литовский, Преображенский и Волынский полки. В распоряжении Хабалова были 8 военных училищ, 2 кадетских корпуса, школа прапорщиков - все они сами рвались в бой, но командующий категорически запретил им участвовать в подавлении уличных беспорядков, приказав продолжать обычные занятия. Солоневич пишет о Хабалове:
«На петроградский гарнизон, и без того уродливый, бессмысленный, - откуда и зачем вытащили генерала Хабалова, полудремлющее бревно, бездарного, безвольного, глупого?».
Впрочем, Хабалов был вовсе не глуп, просто он служил уже другим хозяевам. В ночь на 27 февраля премьер-министр Голицын без согласования с императором пустил в дело заготовленный на всякий случай (подписанный, но без даты) царский указ о роспуске Думы и тем самым явно подыграл заговорщикам, поскольку автоматически сделал Думу центром революции.
В этот же день все правительство во главе со своим премьером подало в отставку и, не дожидаясь утверждения царем этой отставки и назначения нового правительственного кабинета, министры разбежались как клопы. Россия во время войны осталась без правительства! После этого командующий петроградским округом генерал Хабалов спрятался в здании Адмиралтейства и не подавал оттуда никаких признаков жизни.

Кто же организовал  двоевластие в России?

В результате единственной реальной властью в столице осталась только Государственная Дума. Учуяв это, к ней под звуки военных оркестров стали подходить для присяги на верность войска. Причем как бунтовавшие против Государя, так и подавлявшие эти беспорядки в предшествующие дни. Дело дошло до того, что моряков Гвардейского экипажа привел к Таврическому дворцу украшенный красным бантом великий князь Кирилл Владимирович. Будущий самопровозглашенный император Кирилл I.
28 февраля в Таврическом дворце создается временный комитет Государственной Думы, самозванно присвоивший себе права правительства страны. Из 13 членов этого комитета 11 являлись масонами.
Одновременно эсеры и меньшевики создают временный исполнительный комитет Петроградского Совета, который 28 февраля проводит выборы в Петроградский Совет рабочих и солдатских депутатов. Руководство Совета избирается исключительно из членов масонских лож - Чхеидзе (председатель), Керенский и Скобелев (заместители), Соколов (секретарь), по совместительству являвшийся еще и секретарем Верховного Совета масонов. Заметим, что никакого отношения к созданию Советов в феврале 1917 года большевики практически не имели.
В результате, якобы совершенно самопроизвольно в России возникают два центра власти, но оба эти центра возглавляют представители разных политических направлений, принадлежащих к одной и той же масонской организации. Надо ли после этого еще говорить, кто стоял за дворцовым переворотом в феврале 1917 года и кто организовал двоевластие?
Большинство в Исполкоме Совета и в самом Петроградском Совете принадлежало меньшевикам и эсерам. Влияние большевиков на рабочие и солдатские массы в начале февральского мятежа было весьма незначительным, что, естественно, отразилось на численном представительстве большевиков в Совете и его руководстве. Поэтому и невозможно списать на большевиков весь этот февральский шабаш.
Впрочем, здесь необходимо отметить, что Исполком Петроградского Совета образовался только 27 февраля, а беспорядки среди рабочих, вне всякого сомнения, в высокой степени организованные и координированные из единого центра управления, начались в Петрограде 23 февраля. В этой связи возникает вполне закономерный вопрос: какая политическая сила руководила этими беспорядками и на чьи деньги они были организованы?
Скажем, по мнению историка Олега Платонова, такой силой  являлся «германо-большевистский альянс». Однако факты явно противоречат этой гипотезе. В феврале 1917 года большевики еще не имели скольлибо существенного влияния в рабочей среде, что, в частности, и выразилось в результатах выборов в Петроградский Совет. Поэтому организовать февральские забастовки и демонстрации практически могли лишь меньшевики и эсеры, чье руководство состояло в масонских ложах и было ими управляемо.
Фактически уже 28 февраля Николай II был отстранен от власти. Однако это было бы абсолютно невозможно, если бы масоны не контролировали деятельность ставки главного командования русской армии. В принципе, в Могилев, где находился царь, можно было перенести не только военное, но и гражданское управление страной. Задавить мятеж, с очень большими оговорками победивший в столице империи, не представляло особого труда. Достаточно вспомнить, как во время революции 1905 года были подавлены гораздо более мощные вооруженные восстания в Петербурге и Москве. А в данном случае достаточно было просто перерезать железнодорожное снабжение столицы, и революция была бы задушена в зародыше.
Но генерал Алексеев не только ничего не сделал для подавления мятежа. Напротив, он использовал волнения в Петрограде для самого жесткого давления на царя с целью заставить его отречься от престола.
Алексеев фактически отстраняет императора от управления армией и, явно выходя за пределы своих полномочий, рассылает тенденциозный циркулярный запрос командующим армиями с вопросом согласны ли они с отречением императора.
В этом запросе Алексеев грубо фальсифицирует реально сложившуюся обстановку в стране, утверждая, что войска деморализованы и войну можно продолжить только при условии отречения Николая II. Кроме того, Алексеев информирует своих корреспондентов, что якобы беспорядки охватили большую часть России и, в частности, Москву, что являлось заведомой ложью. Ибо Алексееву было прекрасно известно: беспорядки происходили только в Петрограде, Кронштадте и Гельсингфорсе.
Немощность и фактическая неспособность Николая II управлять страной стала очевидным фактом даже для самых верных сторонников монархии. Поэтому при сложившихся обстоятельствах неудивительно, что все командующие фронтами и флотами в ответ на запрос генерала Алексеева выразили свое согласие с отречением Государя императора. Исключением стал командующий черноморским флотом адмирал Колчак, вообще никак не ответивший на запрос Алексеева.
Тем временем Николай II выезжает из Ставки в Петроград, но в Малой Вишере до него доходят слухи, что дальнейший путь перекрыт мятежными войсками, поэтому император поворачивает свой поезд на Псков. На станции Дно близ Пскова царь фактически становится пленником в руках изменника командующего северным фронтом генерала Рузского, который прямо заявляет ему, что сопротивление мятежникам бессмысленно и надо сдаться на милость победителя.
От имени Думы к императору с требованием об отречении приезжают Гучков и Шульгин. Последний всегда слыл убежденным монархистом, и его присоединение к требованию об отречении Николая II от престола окончательно погасило в царе последнюю искру надежды.
И в этой сложнейшей ситуации Николай II делает еще одну непоправимую ошибку. Он отрекается не только сам, но и отрекается от имени сына, царевича Алексея, называя своим преемником родного брата Михаила. Тем самым он лишает сторонников царской власти их основной надежды - сделать регентом при несовершеннолетнем Алексее великого князя Николая Николаевича, наверное, единственного в тех условиях человека, способного сохранить монархию в России и довести империю до победы в войне. Одновременно Николай II под нажимом Гучкова назначает председателем нового правительства князя Львова, тем самым создает в общественном мнении еще и иллюзию законности Временного правительства.

Мавр сделал свое дело - мавр может уйти

Планы участвовавших в заговоре монархистов полностью сорваны, и в этих условиях уже ничто не может помешать масонам реализовать их извечную мечту, окончательно уничтожить монархию в России. Ведь запугать крайне нерешительного, да и не способного управлять страной Михаила Александровича для них не представляло никакого труда.
Вот как эту ситуацию много лет спустя в своих воспоминаниях описывает «правоверный» монархист Шульгин:
«Я услышал голос, который я с трудом узнал, до такой степени он был хриплый и надорванный...
- Да, это я, Милюков... не объявляйте манифеста... Произошли серьезные изменения...
- Но как же?.. Я уже объявил...
- Кому?
- Да всем, кто здесь есть... какому-то полку, народу... Я провозгласил императором Михаила...
- Этого не надо было делать... Настроение сильно ухудшилось с того времени, как вы уехали... Нам передали текст... Этот текст совершенно не удовлетворяет...»
Только вдумайтесь! Милюкова не удовлетворяет текст отречения  Государя императора!
«...совершенно необходимо (Кому? Масонам?! - Ю.Ж.) упоминание об Учредительном собрании...»
А вот так Милюков незатейливо переходит от программы-минимум - дворцового переворота - к следующей ее ступени -  свержению самодержавия. При этом ему уже мало самого отречения. Милюкову необходимо, чтобы император, вопреки всем законам империи, самолично зафиксировал законность незнамо кем придуманного Учредительного собрания!
«...Не делайте никаких шагов, могут быть большие несчастья...»
На самом деле остались буквально последние часы, когда еще можно было бы предотвратить надвигающуюся национальную катастрофу. Но Шульгин абсолютно деморализован и уже не способен адекватно оценивать ситуацию.
- Единственное, что я могу сделать, - это отыскать Гучкова.
Это называется монархист! Ему только что предложили принять активное участие в уничтожении российской монархии, а он в ответ: сейчас я отыщу Гучкова. Нашел, кого искать в такой момент!
А вот описание Шульгиным шабаша, на котором нечистая сила окончательно лишила разума последнего представителя династии Романовых:
«Посредине между нами в большом кресле сидел офицер - моложавый, с длинным худым лицом... Это был великий князь Михаил Александрович, которого я никогда раньше не видел. Вправо и влево от него на диванах и креслах - полукругом, как два крыла только что провозглашенного мною монарха, были все, кто должны были быть в его окружении...
Говорил Керенский: ... я обращаюсь к вашему высочеству... как русский к русскому. Умоляю вас во имя России принести эту жертву!.. Если это жертва... Потому что, с другой стороны... я не вправе скрыться здесь, каким опасностям вы лично подвергаетесь в случае решения принять престол... Во всяком случае... я не ручаюсь за жизнь вашего величества».
Казалось бы, все ясно, император Михаил подвергся шантажу и явным угрозам. Что же в этой ситуации делает «истинный» монархист Шульгин:
«Я сказал: «Обращаю внимание вашего высочества на то, что те, кто должны быть вашей опорой в случае принятия престола, то есть почти все члены нового правительства, этой опоры вам не оказали...»»
Спрашивается, а нужно ли было Михаилу правительство, которое изначально отказывается служить его опорой?
«...Можно ли опереться на других?..»
Нет чтобы сказать: «Ваше величество, здесь собрались явные предатели России, прикажите их арестовать и можете полностью рассчитывать на меня! Но «монархист» на такой поступок не способен. Вместо этого он мямлит:
«...Если нет, то у меня не хватит мужества при этих условиях советовать вашему высочеству принять престол».
В этой ситуации Керенский ведет себя как абсолютный хозяин положения, за которым стоит реальная сила. Он не только громогласно угрожает Михаилу расправой в случае принятия им престола, но, когда Милюков начинает о чем-то говорить с Шульгиным, грубо прерывает их беседу:
«Вдруг Керенский с трагическим жестом схватил меня за руку. Я не позволю... мы условились... Никаких сепаратных разговоров».
Чтобы Михаил не сотворил еще какого-либо фокуса, текст акта его отречения был написан и тщательно отредактирован двумя высокопоставленными масонами - Н.В. Некрасовым и В.Д. Набоковым. Этот документ, подписанный Михаилом Романовым, и поставил окончательную точку на пятисотлетней судьбе российской монархии. Февральская революция вовсе не была такой мирной и бескровной, какой ее иногда пытаются изобразить. Только в Петрограде погибло около полутора тысяч людей.

Какова же была истинная цель масонской клики Керенского?

Февральский переворот в России стал возможен только потому, что в борьбе против Николая II масонам с помощью двуличия, хитрости и прямого обмана временно удалось объединить самые противоположные и, казалось бы, абсолютно непримиримые силы: от монархистов до эсеров и меньшевиков. Разумеется, что объединение столь разнородных политических сил потребовало наличия общего руководства всей этой сложнейшей политической операцией, которое осуществлял Верховный совет масонских лож Великого Востока народов России. При этом масоны исходили из иерархического принципа достижения целей, декларированных главными участниками переворота.
На первом этапе ставилась задача-минимум - добиться отречения от престола Николая II. Причем эта конкретная цель объединяла всех участников заговора, включая и значительную часть монархистов. Но как только цель дворцового переворота была достигнута, сторонники самодержавия стали лишними. И тут сразу же выяснилось, что монархисты,  вопреки своим планам и ожиданиям, потерпели полный крах и были просто вышвырнуты  из дальнейшего процесса исторического развития России.
Вера в царя мгновенно улетучилась из умонастроений русского общества сразу после того, как Николай II и его брат Михаил сами и, как большинству казалось, вполне добровольно отказались от престола, а бывший император вместе со своей семьей, словно уголовник, был посажен под стражу и жестоко третируем масонской прессой.
Монархизм как массовое политическое течение, как явление исчез. Как исчезли и все монархические организации, включая Союз русского народа. Ни один человек из свиты, из Двора, из правительства, из Сената, из столбовых князей и жалованных графов не оказал даже малейшего сопротивления масонской вакханалии. Вся царская администрация и весь высший слой аристократии в февральские дни просто сдавались на милость победителя.
Монархисты в эмиграции потом десятилетиями твердили, что все предали несчастного Государя и он остался один, как перст. Но прежде остальных Государя предали сами монархисты: все великие князья, Пуришкевич, Шульгин, сбежавшие в подполье Марков и Замысловский, да и суворинское «Новое время»... Никто из них публично так и не высказал даже простого осуждения переворота! Признала и благословила новую власть, сместившую помазанника Божьего, то есть сотворившую явно богопротивное действие, и русская православная церковь... И не случайно, что после февраля 1917 года не было сделано ни одной попытки освободить Николая II и его семью из заключения.
На втором этапе государственного переворота масонами ставилась задача создания в России буржуазно-демократической республики. Эта цель опять-таки объединила большинство политических сил России, но уже за исключением монархистов, с которыми теперь можно было и не считаться. Из списка победителей также была исключена практически маргинальная группа большевиков, не представлявших собой в то время сколь либо существенной политической силы, но уже объявившей о своем решении совершить в России социалистическую революцию, что вызвало у большинства политических деятелей России только смех. Но, как говорится, смеется тот, кто смеется последним.
Однако у международного масонского руководства была еще и цель-максимум, которая и должна была, по их замыслам,  определить будущее России. Дело в том, что Россия была слишком велика территориально, обладала слишком большими потенциальными возможностями и в силу этого обстоятельства в скором будущем могла представлять слишком большую опасность для будущего масонского Запада. Поэтому задача-максимум всемирного масонства заключалась в расчленении России на ряд мелких и постоянно враждующих между собой государств.
По замыслам масонов, в феврале должно было быть уничтожено не только самодержавие, должна была быть уничтожена сама империя. Точно так же, как это несколько позднее победителями в войне было сделано по отношению к Австро-Венгерской империи. Но Россия была союзницей Антанты, и разделять ее после победы было бы уже просто невозможно. Поэтому оформить распад Российской империи было необходимо еще до победы над Германией и сделать это было необходимо руками дорвавшихся до власти «русских» масонов.
Поэтому уже 17 марта без каких-либо на то видимых оснований Временное правительство официально признает право Польши на независимость. На этот момент  Польша юридически является частью Российской империи, оккупированной вражескими войсками. Так зачем же в создавшихся условиях понадобилось объявить независимость Польши, ведь это было равносильно ее официальной передаче в руки Германии.
А если уж Временное правительство само ставит вопрос о предоставлении независимости Польши, то как после этого можно говорить о присоединении к России заветных для нее проливов и Царьграда? Здесь бы Милюкову и задать его знаменитый вопрос: что это, глупость или предательство?
Разумеется, только на отделении Польши керенщина остановиться уже не могла, а потому начала свои игры с самостийностью Украины, Финляндии, Закавказья...
Далее стали предъявлять свои права на автономию Кубанское и Донское казачества. Сибирь и Закавказье потребовали для себя отдельных Учредительных собраний. А вскоре было объявлено самозваное объединенное правительство Юго-восточного союза казачьих войск, горцев Кавказа и вольных народов степей. Свою «независимость» стали провозглашать и отдельные регионы, губернии и даже уезды!
Ныне весь этот развал страны списывается на большевиков, однако генерал Деникин в своих мемуарах резонно протестовал против такой субъективной интерпретации событий:
«Когда повторяют на каждом шагу, что причиной развала послужили большевики, я протестую. Россию развалили другие, а большевики - лишь поганые черви, которые завелись в гнойниках ее организма».
Февральщина застала страну, полную противоречий, но еще и сохранившую достаточное количество внутренних сил. Масонам же за несколько месяцев удалось обострить буквально все имевшиеся противоречия, разрушить государственный аппарат, полицию, армию, разведку, развалить экономику страны и приступить к главной их задаче - к территориальному развалу империи. Однако, сознательно развалив практически все институты власти, масоны в итоге оказались совершенно бессильными, у них просто не осталось никаких механизмов удержания власти.
Изначально для своей сатанинской борьбы против государственного аппарата и армии они использовали созданную ими систему двоевластия и с помощью Советов, в которых контролируемые ими партии меньшевиков и эсеров захватили доминирующее положение, боролись против любых сил, отстаивающих национальные интересы России. Тем не менее, уже в сентябре свое большинство в Советах меньшевики и эсеры безвозвратно потеряли. А на их место пришли непримиримые враги - большевики и левые эсеры, которые и покончили со всей этой масонской камарильей.
Ю. ЖИТОРЧУК,
кандидат физ-мат наук


*

Комментарии

Комментарии в данной статье выключены.


Европа




Форум Война Интернет-передача Орден патриотов СССР ОД "9 мая"
Счетчик тИЦ и PR Счетчик PR-CY.Rank Рейтинг@Mail.ru
за русскую победу 9 мая общественное движение сталин ленин коммунизм православие национализм за русь русские СССР патриоты советский союз победа 1945 жиды пиндосы сопротивление революция правда справедливость интернационализм социализм родина путин медведев сионизм фарисейство нефть энергетика кургинян оружие война ножи автоматы самооборона танки октябрь мухин калашников гитлер вопросы красный флаг победа русские россия кавказ война новости сми революция
TinyPortal 1.0 RC1.1 | © 2005-2010 BlocWeb