Общественное Движение "9 мая"


Страниц: [1]   Вниз
Автор Тема: Нейролингвистическое программирование покорности  (Прочитано 10699 раз)
0 Пользователей и 1 Гость смотрят эту тему.
Сергий Русский
Экстремист
Администратор
Дух Форума
*****

Репутация 1725
Online Online

Пол: Мужской
Сообщений: 9596


За Светлое Будущее!


Просмотр профиля
« : 17 Апрель 2009, 01:52:58 »

Нейролингвистическое программирование покорности

Парадокс сегодняшней ситуации в России в том, что при вопиющем положении народа, он чрезвычайно терпимо относится к власти, народ просто боготворит власть и регулярно отдает ей свои голоса на выборах. Легче всего объяснить это подтасовками, но опыт выборных компаний показывает, что за власть большая часть населения голосует вполне добровольно.      Следовательно, люди действуют вопреки здравому смыслу и собственному опыту убогой и униженной жизни. Тогда почему они так действуют?

      Послушание широких масс населения России творящим произвол властям объясняется внедрением в информационное пространство России нейро-лингвистического программирования определенных поведенческих стереотипов, мотивирующих в людях подчинение любым решениям власти. И вот как это делается.

           Во-первых, в человеческое сознание вживляются словесные матрицы,  благодаря которым народ в России не имеет притязаний на лучшую жизнь. Взгляд человека на происходящее в стране программируют набором таких нехитрых понятий:

          Наша жизнь плоха, потому, что во всем мире плохо.

          Чтобы не стало хуже, надо больше и лучше работать.

          Чтобы не стало хуже, нельзя допустить войны и крови.

          «Во всем мире плохо», - эта мысль навязывается политтехнологами через упорное нагнетание катастрофизма, когда первые строки всех новостей занимают убийства, взрывы, землетрясения, аварии, самоубийства, покушения. В первую очередь российские  новости сообщают о подвигах президента и премьера, двух голов нашего гордого орла, символа поднявшейся с колен великой державы. Во вторую очередь нам рассказывают о бушующем за границей кризисе, о том, что в амбарах Европы и Америки мыши дохнут, о том, как на Бродвее закрываются шоу и звезды остаются без работы, а также о стихийных бедствиях на Западе - наводнениях, засухах, морозах, снегопадах... Как в земной ад телевидение погружает нас в бедствия всего мира, а для чего? Чтобы внушить одно: если другому несладко живется, то и тебе вроде не так обидно терпеть. И в подспорье объясняют, как сделать, чтобы не стало хуже. «Не допустить войны и крови». Со всех эфиров проникающее в сознание ежедневное заклинание «Лишь бы не было войны!». Убийственная, вредоносная, сокрушающая дух человека и народа запрограммированность поведения. Следа бы не осталось от России, дозволь она своим вождям вооружиться этим лозунгом. Вы только представьте себе Владимира Мономаха, Александра Невского, Иоанна Грозного или Петра Первого, Суворова или Ушакова, Жукова или Сталина с этим заклинанием, с этим причитанием, с этим нытьем, с этим скулежом на устах. Но в наши головы упорно вживляют программу терпимости и покорности: бедствуй, недоедай, мерзни, умирай, но терпи, русский человек, лишь бы не было войны.

            Другой речевой импульс, внушающий, принуждающий, что делать, чтобы не стало хуже: «больше и лучше работать, много работать, работать без сна и отдыха». А сейчас к этому прибавляется еще и страх потерять работу. И вроде русские леностью никогда не отличались, но ведь как ловко на них самих все беды списать: «Плохо работаете, товарищи, вот и живете худо». Когда подобная  программа оккупирует разум, человек чувствует, что он в тупике. Человек становится тупой машиной по лихорадочному добыванию денег - заработать, потратить, снова заработать, и опять потратить, да еще с испуганной оглядкой, чтобы курс доллара и рубля не упал, не съел заработанное.

     Впитывание таких программ вводит человека в ненормальное психическое состояние одержимости многочисленными фобиями - беспричинным страхом перед собственным будущим и перед будущим своей страны.

          Иные словесные матрицы, внушаемые обывателю, нацелены на то, чтобы воспитать человека в духе служения своему чреву. Эгоист живет только ради своего удовольствия, и потому наиболее управляем, мотивы его поступков всегда ясны, поведение предсказуемо, и убедить его в целесообразности любых шагов, предпринятых властью, - вплоть до сдачи государства Российского в аренду Соединенным Штатам Америки сроком на тысячу лет - не составит труда, главное внушить массовому обывателю «ты от этого только выиграешь». Но сначала надо добиться, чтобы принцип «жить для себя» стал основой существования миллионов. Это делается весьма успешно внедрением в наше подсознание словесных матриц «удовольствия» и «наслаждения»:

          Надо жить для своего удовольствия и наслаждения.

          Удовольствие и наслаждение приносят еда, секс, веселые зрелища.

          Все, что мешает удовольствию и наслаждению, гони от себя.


          Перевоспитание населения в духе рабства собственным прихотям, целенаправленно и мощно осуществляется в России. Яркие рекламы заклинают: «Жизнь - это наслаждение, наслаждение вкусом!», «Живите с удовольствием, вы это заслужили!». Особенно активно, без критики и подозрения, эти установки впитывает молодежь. Законы словесного воздействия срабатывают здесь помимо воли человека, и он с тупым упорством начинает стремиться к наслаждению - в еде, в любви, в любом своем поступке, ища только этого и интуитивно избегая всего, что может помешать наслаждению - избегая жертвенного служения Отечеству, нарушая сыновний долг, скрываясь от армии, пренебрегая родительскими обязанностями, никогда не рискуя перед лицом опасности жизнью, ведь ею велено лишь наслаждаться.

        Очень активно словесные матрицы удовольствия внушаются через  бесчисленные «развлекаловки» и «хохмы» - Состояние, в которое впадают пришедшие за удовольствием люди на  «сеансах» смеха, сродни психически болезненному состоянию эйфории, когда «деятельность больных расторможена, наблюдается дурашливое поведение и расстройства критического мышления».

         Сама жизненная программа, которая навязывается людям, склонным к удовольствиям, сродни психозу эйфории, при котором больной не может воспринимать и здраво оценивать происходящее.

          Особое внимание политтехнологи уделяют  словесным внушениям, формирующим рефлекс равнодушия к судьбам своей страны и своего народа. Для того, чтобы этот рефлекс был стойким у огромных народных масс, требуется кропотливая предварительная обработка человеческого сознания. Такая обработка идет по трем основным направлениям.

          Первое - это уничтожение памяти, цепкого удержания в уме событий и лиц, которые влияли и влияют на судьбу страны. В борьбе с народной памятью очень важна передозировка информации. Когда в человека впихивают, вбивают, грузят тонны информации ему не нужной, праздной, глупой,  память рушится под непосильной ношей вестей, отказывается служить в разумном осознании настоящей жизни. Уходит осмысление, размышление, жизнь превращается в одни рефлексы, которые культивируют опытные телеведущие.

           Второе направление - это лживое изображение истории нашей Родины. Радзинские, парфеновы, млечины, сванидзе делают это умело и расчетливо, возводя камень за камнем кособокое и шаткое здание виртуального прошлого великой Российской Империи. Изолганные исторические факты выдают не в виде собственных гипотез и предположений, нет, они программируют наши мозги абсолютной уверенностью - «так было!».

     Но не только виртуальное прошлое состряпано для потребления русским народом, чтобы не мечтал он больше ни о новом Петре Великом, ни об  Александре III, ни о Сталине, ни о Жукове, ведь кого ни возьми, все они на экране телевизора - убийцы, диктаторы, параноики - так твердят нам радзинские, уполномоченные властью программировать нас. Современная Россия тоже предстает с экранов в виртуальном изображении - придуманный образ нищей страны, не способной ни прокормить себя, ни защитить, и такой же лживый образ народа - пропойного, неумелого, неразумного, вороватого, спасти который может лишь иноземная опека.

            Наглядевшись войны и терактов в художественных сериалах, человек и настоящую войну, гибель соотечественников, взрывы домов, слезы идущих за гробами матерей и жен начинает воспринимать как художественное кино - отстраненно и равнодушно. Пока показывают - сердце стучит, кровь приливает к вискам, душа болит, а убрали с экрана картинку - и вроде ничего не произошло, кино да и только!

           Следом, в подсознание человека в хорошо унавоженную почву беспамятности, исторического космополитизма, отстраненности от боли и бед родной страны, проникают словесные матрицы апатии и безразличия:

          Судьбу страны решают без меня, поэтому надо думать только о себе (в вариантах: о семье, о детях, о родителях);

         Что я могу сделать один, когда вокруг лишь негодяи да провокаторы;

         Если буду сопротивляться в одиночку, могут убить (в вариантах - выгнать с работы, расправиться с детьми).


        Страх перед жупелом насильственной смерти, трепет перед мнимой опасностью для семьи и фантом вездесущего провокаторства, парализующие волю совестливого человека (бессовестные граждане давно сагитированы призывами жить ради удовольствий и наслаждений), - все это воспитывается исподволь через ряд хитроумных словесных трюков. Нас запугивают, внушают шарахаться от малейшей опасности для себя и близких, проводя через шквал сюжетов криминальной хроники.  Страх глушит совесть, возмущение, протест. Мы приучаемся внимать событиям равнодушно, инертно: «А! Делайте, что хотите, мне все равно».

         Такая запрограммированность поведения погружает человека в омут апатии, которая сродни болезненному состоянию, свойственному шизофреникам.          Психологический настрой «что я могу сделать один» формирует массы психопатов с ярко выраженным синдромом «окамененного нечувствия», равнодушия к судьбам своей страны и своего народа.

     Различные психопатические фобии, шизофреническая эйфория и столь же болезненная апатия, - так переписывают «тексты наших душ» политтехнологи. Всем этим состояниям сопутствуют крушение памяти, дезориентировка во времени и в пространстве, а, главное, невозможность трезво и здраво, согласуясь с рассудком, принимать решения, делать самостоятельный выбор.

         Человек голосующий, обработанный спецпрограммами психопатического поведения, теперь с готовностью воспримет сигнал голосовать «за»:

          «голосуй за.., а то станет хуже» (это для людей с прочной жизненной программой страха перед будущим);

          «голосуй за.., а то проиграешь» (это для людей с устойчивой жизненной программой получения удовольствий);

        «голосуй за.., потому что из двух зол лучше выбрать меньшее» (это для людей со сформированной жизненной программой равнодушия к судьбам страны).

     Опыт думских и президентских выборов последних пятнадцати лет показал, что психопатические программы поведения, внедряемые  методами нейролингвистического программирования, зловещим вирусом поражают людей. Особенно интенсивно насилие над душами совершалось в три последние президентские кампании, которые ни в коем случае нельзя назвать свободным волеизъявлением нации, ибо они осуществлялись в условиях паралича народного волеизъявления.

Об авторе:  Миронова Татьяна Леонидовна,  доктор филологических наук, член-корреспондент Международной Славянской Академии (МСА)

http://www.za-nauku.ru//index.php?option=com_content&task=view&id=1571&Itemid=39
Записан


Сергий Русский
Экстремист
Администратор
Дух Форума
*****

Репутация 1725
Online Online

Пол: Мужской
Сообщений: 9596


За Светлое Будущее!


Просмотр профиля
« Ответ #1 : 07 Май 2011, 03:09:49 »

Очередная инициатива ЕдРа:

Спикер Госдумы Борис Грызлов предлагает всем медицинским учреждениям переименовать медицинские карты пациентов из «Историй болезни» в «Истории здоровья».

«Приходим в регистратуру и что берем? «Историю болезни». А может быть, это должно называться «История здоровья»?» – заявил Грызлов в первой половине дня на встрече со студентами Волгоградского государственного медицинского университета.

Важно, по его словам, чтобы была и соответствующая ориентация «на поддержание здоровья человека».

http://gazeta.ru/news/lenta/2011/05/06/n_1826453.shtml

Мдя... "История потери здоровия"...
А потом медиков как минимум детских переименуют в педиков - чтобы порадовать пидорское лобби во власти, а официально, чтобы подчеркнуть заботу о детях (детский врач - педиатр - вот, чтобы это обозначить)

Они потом имторию гос-ва РФ (которому 20 лет назовут "Историей Побед и Свершений"...  проблёв
 

Вот, вредители, маскирующиеся идиотами...
Реально, складывается ощущение, что они умышленно тролят и глумятся над народом, всеми силами стараясь его хоть как-то спровоцировать. Но быдло-стадо населения в лучшем случае что-то невнятное мычит.


Записан


Искра
БАС
Домовой
***

Репутация 1642
Offline Offline

Пол: Женский
Сообщений: 6727



Просмотр профиля
« Ответ #2 : 17 Январь 2012, 06:29:41 »

Технологии внушения: как нас заставляют любить врагов Отечества или почему человек голосующий - антипод человека разумного



"Мир  сошел с ума", - в последнее время эти слова мы повторяем все чаще,  уставая от обилия нездоровых лиц в метро, нервных срывов близких,  истерических выпадов со стороны сослуживцев, а, главное, от весьма  далеких от здравого смысла рассуждений этих самых сослуживцев и ближних.  
Безрассудство на грани безумия свойственно сегодня сознанию многих наших соотечественников. Словно о нас сказано, что наступят времена,   когда  весь мир будет сведен с ума, а тех, кто сохранит здравый рассудок, объявят безумцами.  

Телевизионный транс: для одних - путь во власть, для других - в психушку.  


Ощущение всеобщей эпидемии сумасшествия не иллюзия, это  действительное состояние многих людей, которое можно назвать повальной  шизофренией общества. Всего лишь несколько признаков шизофрении, как их  описывают психоневрологи, убеждают нас, что это именно так, что эти  симптомы в точности совпадают с психическими эффектами, что возникают у  вполне нормальных людей в современном обществе, которое называют  "информационным".
Психически больным свойственны нарушения мышления, при  котором человек обычно рассуждает так - "откуда я знаю, что я подумаю,  пока не услышу, что я скажу". Нарушение способности думать проявляется у  психбольных в наивно упрощенном восприятии мира вещей и событий. Причем  у психически больного человека может сохраняться способность  анализировать факты и делать собственные выводы, но связь события и  суждения о нем - случайна, к примеру, о погоде будет сказано, что "идет  дождь, потому что синоптики обещали плохую погоду". Психически  нездоровый человек не критичен в своих размышлениях, Некритичность  больного ума выдает рассуждения типа - "Лужков с Путиным пенсию народу  повысили на шесть процентов, молодцы, о людях заботятся!". К тому же ум  психически нездорового человека не способен регулировать его действия.  Шизофреник и говорит без речевых ошибок, и предложения строит внешне  правильные, но все это лишь пустая умственная жвачка.
Но давайте вглядимся в нормального человека, сидящего перед  экраном телевизора, вслушаемся в его размышления по поводу им  увиденного и услышанного. И окажется, что большинство телезрителей мыслят как психически больные люди. Вот как это происходит при восприятии новостных передач.
Теле- и радио новости сегодня - это калейдоскоп быстро  сменяющих друг друга репортажей о событиях из разных концов мира. В  одном блоке новостей могут с равной многозначительностью подавать  60-летнюю годовщину Сталинградской битвы, затопление поселка в  Ростовской области, смерть от передозировки наркотиков какой-нибудь  "звезды" из американской рок-группы, и впридачу слух о возможном разводе  Аллы Пугачевой с Филиппом Киркоровым. Молниеносность сообщений не  позволяет даже на миг представить себе ни величия подвига наших дедов в  окопах Сталинграда, ни горя людей, лишившихся в одночасье и крова, и  имущества, а уж уравнивание этих трагических событий со скорбью о  неизвестном никому в России наркомане и с озабоченностью семейными  дрязгами поп-дивы Пугачевой и вовсе обескураживает зрителя. Этот  калейдоскоп новостей не оставляет времени для их обдумывания, оценки.  Суждения зрителя о них в силу случайного сопоставления фактов будут  лишены и логики, и критических выводов. Налицо симптомы шизофренического  поражения мышления, которое тем более усугубляется, что зритель не  может повлиять на события, о которых он только что узнал, его мысли  вслух - всего лишь пустое резонерство.
Изменение личности - тоже психиатрический диагноз  шизофренику. Человек с изменением личности не распознает "иерархии  мотивов своего поведения": когда ему дано выбирать между чашкой кофе и  визитом к больной матери, он выберет кофе и найдет своему выбору весомые  оправдания, вроде того, что мать-де о нем мало и плохо заботилась. У  больного с таким диагнозом сформированы патологические потребности,  часто выступающие в виде навязчивых идей. Он может стремиться делать  большие и дорогостоящие покупки или чрезмерно много есть, или навязчиво  приставать к женщинам. Свои действия больной не в состоянии  контролировать, его легко заразить новой манией.
Но вернемся к нашему телезрителю, сосредоточено следящему  за новостями и рекламой по телеящику. Разве услышанный рекламный  "слоган" - "Кофе Чибо - это все, чтобы сделать вашу жизнь прекрасной!"  не является шизофреническим нарушением иерархии мотивов. Услышав  подобные слова от живого человека, вы непременно подумаете, что у того,  что называется, "крыша съехала". Но ведь масса рекламных текстов,  несущихся из теле- и радио- эфира, строится как раз по этой  придурковатой схеме: "Сделай свою жизнь прекрасной - носи подтяжки фирмы  "Мечта удавленника"". Усиленное поглощение подобной рекламы вызывает у  внешне здорового человека патологические стремления. Вот шквалом  обрушивается на нас с экрана пропаганда пива и заставляет миллионы  мальчишек и девчонок шизофренически завороженно разгуливать по улицам с  пивными бутылками в руках, в затяжку прикладываться к ним с истомленным  жаждой видом. И если спросить, зачем они так много и озабоченно пьют  пиво, ответом послужит шизофреническое, вдолбленное в их головы через  экран - "чтобы не дать себе засохнуть".
Нарушение мышления, изменение личности - это еще не все  симптомы, которые сближают телезрителя с шизофреником. Шизофренической  болезни свойственны галлюцинации - видения, к которым больной относится  как к реальности, он по сути дела живет в параллельном действительности  мире. По уверениям психиатров, эти галлюцинации настолько жизнеподобны,  их образы так ярки и чувственны, что убедить больного в том, что перед  ним лишь плод его воспаленного воображения, невозможно. Но галлюцинация  шизофреника по своей психологической природе сходна с живой экранной  картинкой, которую наблюдает по телеящику наш зритель. Ведь  чувственность и достоверность образов, яркость впечатлений переживают и  тот, и другой.  
Симптомы шизофрении - опасной психической болезни -  читаются в извне навязанных нам как телезрителям и радиослушателям  образцах мышления, рассуждения, мечтания. И когда мы с горечью вздыхаем о  том, что мир сошел с ума, то всего-навсего интуитивно ставим этому миру  правильный медицинский диагноз.  

<Кто же и зачем проводит на нас преступные  информационно-психологические эксперименты, с помощью информационных  технологий цинично и расчетливо сводит общество с ума, как марионетками  манипулирует людьми?

Главная цель разработчиков информационных технологий  манипулирования человеческими массами - власть, получаемая ими на  всеобщих, прямых, равных и тайных выборах, которые еще в XIX в.  называли в России "четыреххвосткой", наподобие той плетки, которой в  Древнем Риме повелевали рабами. По заказу правителей, ухвативших сегодня  власть и не желающих с ней расставаться, "человек разумный" при помощи  техник словесного внушения переделывается в "человека голосующего", то  есть в микроэлемент людской биомассы, которая действует, как послушная  внешним импульсам-командам машина для голосования. Манипуляции  человеческими душами ради криминальных потребностей властителей получили  закамуфлировано ученое название нейролингвистического программирования.
Существует множество определений нейролингвистического  программирования, среди них есть и заумные, основанные на стремлении  "пустить пыль в глаза", затушевать преступную суть этого явления,  например: "НЛП - это создание многомерной модели структуры и функции  человеческого опыта". Определения попроще более откровенны: "НЛП - это  речевое воздействие человека на человека с целью создания у последнего  новых программ поведения и действия". Еще нас убеждают, что НЛП - это  всего-навсего "процесс ускоренного обучения и переучивания, избавления  от нежелательных стереотипов поведения, создания новых программ  поведения". Но во всех этих формулах четко вырисовывается, что некто  посторонний для личности моделирует ей новый опыт, составляет ей новую  программу поведения, избавляет ее от "стереотипов", не желательных этому  чужому лицу!
Отношение постороннего, вмешивающегося в жизнь и психику  человека, к своему "подопытному" звучит на языке нейролингвистического  программирования предельно цинично: "Карта - это не территория", (т.е.  "Твое восприятие мира, ничтожный, глупый человечек, - это еще не сам  мир!"). И при необходимости нейролингвисты рекомендуют менять облик  наших с вами душ, то есть "карт", делая их более точным отражением  "территории" (окружающего мира). Выходит, носитель нейролингвистических  технологий один владеет истинным знанием о мире и исповедует властный  подход к остальному человечеству: "Человек - это текст, который можно и нужно править".  
Но прежде чем в наш мозг проник хищными щупальцами  нейролингвист, намереваясь "переписать тексты нашего сознания", каждый  из нас получил много чего для себя дорогого, с чем вряд ли расстанется  добровольно. Это Высший замысел Божий о каждом человеке при его  появлении на свет, это генетические программы, переданные ему от  предков, это память детства (самые чистые впечатления души), это опыт,  приобретенный в жизненных невзгодах, это убеждения, вынесенные из книг и  споров. И вот в сознание личности бесцеремонно вмешивается некто,  называет твои разум и душу "неправильным текстом", и уже готов одно  стереть из памяти, другое - изменить на противоположное, да еще  втемяшить в твою голову в качестве приятного то, что тебе до глубины  души противно. Трудно поверить, что сегодня при всех провозглашенных на  словах идеях гуманизма возможно такое откровенное и бесцеремонное  вторжение в человеческую душу. Но это именно так, ведь методики  нейролингвистического программирования по сути дела провозглашают идею  порабощения человеческих душ: "Человек, общаясь с другим, представляет  для последнего его территорию, которую он сам формирует сообразно его  собственной карте". И на этой захваченной агрессивным чужаком  "территории" осуществляется "побуждение к реакции, противоречащей,  противоположной рефлекторному поведению организма, ведь нелепо внушать  что-либо, что организм и без того стремится выполнить".  
Дадим же свое, честное определение нейролингвистическому  программированию, открыто применяемому сегодня в выборных игрищах и  ристалищах. Это психологический захват души, насилие над личностью,  которая может почувствовать агрессивное вторжение (и тогда в ответ резко  оттолкнет насильника - "не лезь в душу!"), а может и не почувствовать. И  вот в этом-то и состоит дьявольское искусство технологов НЛП, которые  еще называют себя "жрецами-лингвистами", чтобы жертва их насилия не  почувствовала воздействия, чтобы психические перемены произошли в  человеке незаме
Записан

Искра
БАС
Домовой
***

Репутация 1642
Offline Offline

Пол: Женский
Сообщений: 6727



Просмотр профиля
« Ответ #3 : 17 Март 2012, 15:23:03 »

Психолингвистика - пропаганда 20-21 века

Как российские государственные (пропутинские) каналы служат интересам Госдепа


Переключил случайно на Россию-24, там началась(4.20) какая-то программа - интервью ведущей с Маргеловым и агентом госдепа Шаравиным. Вот первое что сказала ведущая: "Сейчас все обсуждают Иран. Как близко мир подошел к войне с Ираном..." и вот еще(4.25) "сейчас некоторые страны уже готовы переходить от переговоров к более решительным действиям. и это в первую очередь Израиль"

Тут вранье заключено в самом выстраивании фраз. Какой такой "мир" подошел к войне с Ираном?? - Россия? Китай, Индия, Бразилия???? Нет, это Сша с Израилем и их вассалы в Европе и Нато хотят начать агрессию против независимого государства. Но как выстроена фраза - "весь мир" оказывается.. а мы же конечно(в таком контексте) часть этого мира - чуете чем пахнет? И это делает гос. канал. Он это делает, зная все это - там не дураки - учились этому изощренному вранью у тех же Штатов и Израиля, чьи интересы они сейчас так завуалированно, но в то же время явно отстаивают.

Ну и вторая фраза тоже хороша, - думаете назвать агрессию "более решительными действиями" - это случайная замена? отнюдь - опять же все точно выверено - "решительный" - имеет положительный оттенок, эти деятели и вторжение Гитлера в СССР при случае назвали бы "решительными действиями", врать им не впервой.

Расчет тут простой - человек воспринимает такую информацию не успевая прорефлексировать, - потому что это дается как данность, а не как вопрос для обсуждения. - Вопрос идет дальше, информационно "замазывая" посылку, которая усваивается человеком "аксиомы", - слова просто укладываются в подсознание, уже неся определенную оценку происходящего, - как видно насквозь лживо-американско-пропагандисткую.
Вот что такое нынешняя пропаганда (конечно вкупе с полуправдой). И все это на вгтрк не случайно. Я утверждаю что тамошние редакторы отражают не явно но вот так - такими методами, - позицию госдепа - конкретно тут они инфомационно покрывают возможную агрессию против Ирана - такая артподготовка на вверенной территории.

http://ru-politics.livejournal.com/43010276.html#cutid1
Записан

Святкин
Администратор
Пророк
*****

Репутация 2034
Online Online

Сообщений: 10720


Мы живы, Мы вечно рождаемся вновь...


Просмотр профиля
« Ответ #4 : 30 Август 2016, 19:19:10 »

Язык, как инструмент политического господства



Если бы инструментарий манипуляции сознанием и в т.ч. его языковые составляющие люди научились использовать не как  средство заработка и взаимного конкурентного насилия, работая по программам  и обслуживая интересы мировой олигархии  , что в итоге оборачивается против их самих , а как средство борьбы за истинные человеческие идеалы и ценности, то  мир был бы другим... и  манипуляция сознанием перестала бы быть манипуляцией, а превратилась бы в обычный инструмент  совместного коллективного воспитания и развития людей.
 

-----------------

Статья может использоваться , как  дополнение к   главе 5. Оснащение ума: знаковые системы.   § 1. Язык слов книги  "Манипуляция сознанием" (автор С.Г. Кара-Мурза).

Политической манипуляцией называется специфический вид информационного воздействия , имеющий целью внедрение в сознание под видом объективной информации неявного, но желательного для тех или иных политических групп содержания таким образом, чтобы у реципиента формировалось на основе данного содержания мнение, максимально близкое к требуемому.

Психоманипулирование требует особой гибкости коммуникативных стратегий, однако имеет ряд существенных преимуществ по сравнению с силовыми и экономическими методами господства, управления,  принуждения и контроля. Оно проводится незаметно для объектов манипулирования, не вызывает массового недовольства, не требует значительных материальных затрат (хотя для современного общества с его индустрией  политического театра и гигантской медиа-сферой   это утверждение не совсем верно), не влечет за собой прямых, видимых  потерь и жертв.

Существует довольно богатый арсенал всевозможных методик манипулятивного воздействия на общественное сознание, начиная с прямой подтасовки фактов и распространения заведомо ложной информации и заканчивая более тонкими способами воздействия , среди которых особый интерес представляют методики лингвистического характера.

Лингвисты неоднократно обращали внимание на манипулятивные возможности языка: язык умеет гримировать свои функции, умеет выдать одно за другое, умеет внушать, воздействовать, лжесвидетельствовать. Проблема лингвистической интерпретации политического события (или, в целом, политического процесса) становится особенно актуальной в наши дни.

Языковое манипулирование — это использование особенностей языка и принципов его употребления с целью скрытого воздействия на адресата в нужном для говорящего направлении; скрытого — значит неосознаваемого адресатом. Иными словами, когда скрытые возможности языка используются говорящим для того, чтобы незаметно навязать слушающему/читающему определенное представление о действительности, отношение к ней, эмоциональную реакцию или намерение, не совпадающие с теми, какие слушающий мог бы сформировать самостоятельно, принято говорить о власти языка, или языковом манипулировании. Язык в таких случаях используется, по удачному выражению одного из исследователей языковой манипуляции Р. Блакара, как «инструмент социальной власти».

Методики  языкового  манипулирования являются результатом междисциплинарных исследований, которые включают предметную и инструментальную составляющие ряда наук: политологии, лингвистики, психологии, социологии, культурологии.

Механизмы манипулирования неотделимы от языка. Одни и те же средства используются и для прояснения истины и для ее искажения. Ни один из языковых механизмов не предназначен специально для манипулирования, но почти любой может быть для этого использован.

Если рассматривать лингвополитическое манипулирование как один из видов успешной коммуникации, то к данному явлению вполне применимы постулаты Грайса . Это четыре важнейших принципа, которыми бессознательно руководствуются все говорящие, чтобы общение было успешным:
 1) постулат информативности (сообщай что-то новое);
2) постулат ясности (говори однозначно, ясно,избегай двусмысленности);
3) постулат связности (не отклоняйся от темы, не теряй «нить»);
4) постулат истинности (говори правду, говори искренне).

В данном случае мы имеем дело с коммуникацией, результат которой должен быть предопределен, предсказан и, следовательно, постулаты речевого поведения должны быть строго соблюдены или осознанно деформированы, нарушены. В случае нарушения постулата информативности возникают: 1) недостаточно информативные высказывания; 2) излишне детализированные высказывания; 3) пустые, неинформативные высказывания.

Если нарушен постулат ясности, в тексте возникает неоднозначность или двусмысленность. Ярким примером подобного нарушения является политическая демагогия: очевидно, что демагогическое высказывание рассчитано на некритическое восприятие со стороны адресата и говорящий предпочел бы, чтобы адресат не «пошел» дальше прямого (часто поверхностного) смысла.

Деформация постулата связности приводит к обрыву логической связи компонентов высказывания, к «уходу» от предмета обсуждения. Несоответствие принципу искренности, или истинности, заключается в том, что говорящий сообщает заведомо искаженную информацию, что применяется сегодня довольно редко. Все чаще используются более тонкие приемы: смещени акцентов, излишняя детализация, расплывчатые формулировки.

Исследователи отмечают интересную особенность языкового манипулирования в политической сфере — в этом случае коммуникативный контакт  является неполным, «ущербным» и нацелен скорее на одностороннее воздействие, чем на полноценный диалог. В этом и заключается коммуникативная база для внедрения манипулятивных лингвометодик в процесс общения.

90-е годы XX века — переломный период в развитии государства, политических институтов, СМИ, российского социума в целом. Прежде всего, это определенный рубеж для становления новых языковых приоритетов.  Период интересен тем, что фиксирует такое состояние общественного сознания, при котором вытесняемая идеология коммунизма соединяется с формированием стереотипов «нового» мышления. А.Д. Шмелев  отмечает, что подлинный расцвет языковой демагогии имеет место именно сейчас, в условиях  "свободы", упоминает, что языковая демагогия использовалась и в советское время, но инвентарь демагогических приемов был относительно небогат : прежде всего, это было использование двух разных рядов лексических единиц в зависимости от того, идет ли речь о «своем» или о «чужом». В переходный период особого размаха достигают процессы манипуляции общественным сознанием, и  одной из составляющих этого процесса - лингвистического манипулирования политическим сознанием.

В это время , являясь непосредственным участником политического процесса, СМИ превращаются во  влиятельнейший субъект политики, формирующий общественное мнение, общественное сознание,  и определяющий  общественное поведение.

Еще один очень важный теоретический аспект проблемы лингвополитического манипулирования связан с анализом основных особенностей национального мировидения, воплощенного в языке (так называемая языковая картина мира — ЯКМ). Рассмотрение национального менталитета и ЯКМ как факторов, моделирующих базу манипуляционного процесса, позволяет понять логику использования определенных лингвистических приемов и механизмов. На уровне ЯКМ некоторые слова и выражения становятся политически маркированными, т.е. начинают претендовать на выражение значимых для этноса политических смыслов. Подобные  навязываемые значимости в политической лингвистике называют политологемами  или политическими концептами (например, известные с перестройки политологемы «демократия» или «гласность»). Подобное вторжение в  национально-языковое  поле   является одной из важных составляющих манипуляции массовым сознанием. Построение языковой картины мира в массовом сознании (или ее коррекция) может происходить с помощью интенсивного использования слов и фразеологизмов, которые, формируя фон, одновременно являются (или становятся) ключевыми; употребление их  в СМИ с нарастающей частотностью  напрямую  влияет на мировосприятие и мировоззрение носителей  русского языка.



Структуру лингвоманипуляционного процесса,  схематично можно представить следую-
щим образом:
мотив > интенция (намерение) > стратегия > тактика > языковые средства
> текст > успешность/неуспешность коммуникации (реализация интенции).


Мотив — это внешний или внутренний, субъективный или объективный фак тор, вызывающий потенциальное желание изменить мнение собеседника (в широком смысле)/ участника коммуникации / жертвы манипуляции.

 Интенция — намерение коммуниканта
осуществить коммуникацию с целью передать собеседнику определенную информацию.

Стратегия — сверхзадача, которую ставит перед собой говорящий.

Тактика — те практические шаги, которые предпринимает говорящий, реализуя
выбранную стратегию.

Языковые средства — тот языковой материал (на всех языковых уровнях), который использует манипулятор. Многообразие лингвистических интерпретаций во многом определяется возможностью выбора языковых средств . Одни и те же языковые приемы в одних случаях служат для того, чтобы с их помощью умело вводить в заблуждение, а в других — для того, чтобы смягчить категоричность неприятного сообщения или просто для того, чтобы сделать сообщение более выразительным, придать ему экспрессию. Текст — продукт, порожденный говорящим.

 Тексты могут быть «наполнены» манипуляционными элементами в неравной степени. Сухая фактическая информация новостей может быть почти  лишена манипуляционного фона, в то время как аналитическая программа, посвященная важному и актуальному политическому событию, будет насквозь «заражена» этими «вирусами» .

Манипулирование общественным сознанием с помощью эвфемистических перифразов - важнейшая составляющая языковой манипуляции сознанием.  Эвфемистические замены — это действенный публицистический прием создания положительного образа или нейтрализации негативного впечатления для утверждения нужных идей в сознании масс. Сегодня  вульгаризация, засорение, жаргонизация языка переходит все разумные пределы. Печать, радио, ТВ тиражируют сниженный, упрощенный, вульгаризованный вариант выражения мысли. В данном случае речь идет о снижении языковой, а значит мыслительной способности самих носителей русского языка, что грозит нам серьезным информационным кризисом. В связи с усилившимся влиянием СМИ на общественное сознание особое внимание следует обратить на проблему лингвопо-литического манипулирования в массовых источниках информации.

Вопрос о том, как избежать манипулирования, остается открытым. С точки зрения языка противостоять этому невозможно.

по материалам  Н.Э. Гронской
Записан


Святкин
Администратор
Пророк
*****

Репутация 2034
Online Online

Сообщений: 10720


Мы живы, Мы вечно рождаемся вновь...


Просмотр профиля
« Ответ #5 : 02 Сентябрь 2016, 20:26:50 »

Язык и  манипуляция общественным  сознанием в политике.



В ХХ в. ряд процессов (урбанизация, развитие СМК, технический прогресс) обусловили появление особого типа человека, который получил название «человека массы». Принадлежащий к такой общности человек обладает принципиально новым типом мышления, которое условно принято обозначать как «массовое сознание». Его особенности и специфика функционирования наиболее ярко проявляется, в частности, в такой сфере жизни социума, как политический дискурс.

Как отмечают многие исследователи, массовое сознание трудно поддается управлению, так как оно очень подвержено различным спонтанным порывам, поэтому достаточно давно была осознана необходимость в его структурировании, «упорядочивании». Это связано с необходимостью обрести рычаги управления человеком массы. В трудах П. Альтюссера и А. Грамши высказана точка зрения, что это произошло во время зарождения  и становления капитализма, когда стало возможной публичное  оформление интересов, отличных от господствующих, а публичная сфера была отграничена от светской и духовной власти. В частности, П. Альтюссер указывает, что технически компетентные, но политически не подчиненные трудовые ресурсы не являются адекватными капиталистической системе. Именно поэтому основной задачей представителей власти является формирование таких трудовых ресурсов, которые должны  морально, и политически быть подчиненными логике, культуре, требованиям капиталистического способа производства на той или иной стадии его развития.

Субъекты публичной сферы получают экономические и политические возможности, становится возможной циркуляция информации внутри нее и - как следствие - дебаты. В результате чего появилась необходимость (и возможность) убеждать, а не принуждать, т.е. воздействовать на сознание индивидов, объединенных в массу. Поскольку методы прямого давления, во-первых, утратили эффективность, во-вторых, стали опасны  для самой  власти, предпочтительнее стал путь манипулятивного воздействия на массы, результатом которого является упорядочивание массового сознания, т.е. его преобразования в определенный новый тип мышления, который был назван «общественным сознанием».

В отличие от массового сознания, которое формируется стихийно и «внутри» массы, общественное сознание всегда формируется посредством воздействия «извне», а потому этот процесс имеет  управляемый характер, особенно в, в том, что касается работы по расстановке в нем идеологически и социально значимых установок. Уникальным и в то же время универсальным инструментом такого программирующего воздействия является естественный язык.

 В. фон Гумбольдт внес в лингвистическую науку XIX в. понимание естественного языка,  как не отражающего уже известное представление о мире, a самым непосредственным образом его формирующего: «хотя языки в значительной  степени и представляют создание наций, но они ими руководят, удерживая в определенных пределах, и именно они первостепенным образом формируют или определяют национальный характер».

Идеи «языкового программирования  мировидения» В. фон Гумбольдта получили свое дальнейшее развитие . Так, гумбольдтовское понимание языковой деятельности на государственном уровне предопределило ее понимание , как деятельности социальнополитической, именуемой также языковой политикой.

Так, все специалисты в области социальной и политической психологии полагают, что ведущим фактором формирования и развития сознания члена данного социума является потребность в ориентации, т.е. в познании окружающего его социального мира. Результат этого  мыслительного процесса представляет собой «образ общества» , включающий в себя представления о социальных группах и отношениях между ними, о системе власти и направленности политической деятельности, о структурах и исполнителях этой власти, а также социальную самоидентификацию личности.

Действительно, язык, аккумулирующий общечеловеческий и национальный социально-мыслительный  опыт, изначально задает своим носителям определенную картину мира, причем каждый данный язык (русский, испанский, немецкий, китайский..) - свою. Следовательно, каждый член социума погружен в логосферу, живет и действует «внутри языка», в результате чего в его сознании и формируется «образ общества» и «познавательно-ценностная модель действительности», т.е. зафиксированные в языке и актуализирующиеся средствами языка знания о человеке в его активном взаимодействии с социальной действительностью.

Но этот «Образ общества», который благодаря языку непроизвольно формируется в сознании его носителей, представляет собой мало упорядоченное массовое сознание. По свидетельству исследователей социальной и политической психологии, главным фактором, определяющим  внедрение определенных ценностей и  социальных ориентиров  "сверху", является идеология, господствующая в обществе на данном этапе развития с  неизбежностью подгоняющая действительность под себя, интерпретирующая  действительность  под тем или иным углом зрения и соответственно гипертрофируя одни ее стороны и замалчивая другие. Это обстоятельство дает основание для вывода о том, что общественное сознание есть не что иное, как идеологически нагруженная познавательно-ценностная  модель социальной действительности, создаваемая проводниками определенной коммуникативной политики , т.е властью. 

Иными словами, язык предопределяет национальное видение социального миропорядка, а коммуникативная политика, которая осуществляется  властью  при помощи различных социальных институтов (СМИ, интернет, система образования,  церкви, производство, торговля) обеспечивает  контролируемую и регулируемую  идейно-ценностную  ориентацию членов общества.

Особенно заметной эта «невидимая направляющая рука» становится в те периоды,  когда общество переживает социальные потрясения и переходы, приводящие к разрушению старых  идеологических стереотипов и  установок ,    и формированию новых. Естественным и понятным становится стремление определенных властных кругов взять под контроль все изменения в языковой сфере (логосфере) , «запустить» при необходимости специальные механизмы для корректировки отношения членов социума к тому или иному явлению действительности (в т.ч. в историческом плане)  , поступая согласно известному выражению:  «Кто называет вещи, тот и владеет ими».

Определяющаяя  роль в осуществлении коммуникативной политики принадлежит средствам массовой коммуникации (СМК), которые участвуют в формировании как массового, так и общественного сознания, что не противоречит стихийности первого процесса и планомерности второго.

Сразу оговорим следующее обстоятельство, касающееся вопроса т.н. независимости СМИ от реальной  власти в условиях т.н. "демократического" способа управления. Дело в том, что зависимость СМК от властных кругов  имеет место при любом типе управления, с той лишь разницей, что при "тоталитарном" способе управления обществом  вся мощь СМИ обычно направлена на поддержание одной  «единственно верной» картины мира, а при "демократическом" - СМИ создается иллюзия множественности взглядов,  и  "единственно верные"  представления,   незаметно разбавленные  в среде "оппонентов", подаваясь в выгодном для властей  ракурсе,  поддерживаются в общественном сознании  "ненавязчиво". 

Итак, расставляя ценностные  акценты в прошлом, настоящем и будущем, СМК полностью  формируют коммуникативное (или информационное)  пространство - т.е.  определяют формирование позитивного или негативного общественного мнения - совокупности суждений и оценок различных социальных групп и слоев населения -   по главным вопросам общественной жизни.   

По своей сути современное коммуникативное пространство представляет собой виртуальную действительность семиотической природы, в формировании которой принимают участие знаки как языковой, так и иных систем.

В это пространство попадает только то, что должно быть услышано или увидено массовым адресатом. Как отмечает П. Бурдье, «Символическая власть - это возможность создания реальности при помощи слов… В этом смысле символическая власть обладает свойством скрывать или обнаруживать реально существующие объекты» , т.е. факты.

Попадая в коммуникативное пространство, реальный факт становится новостью - информационным событием, но для этого он должен обладать рядом необходимых признаков, соответствовать требованиям сложившейся , конъюнктуры, которая , в свою очередь, формируется, теми финансовыми кругами, кто этим рынком управляет. Факты, не прошедшие такую обработку в общественном сознании не существуют.

Выборочной интерпретацией фактического материала в целях организации коммуникативного пространства занимается менеджмент новостей, вводящий элементы управления в сферу, казалось бы, не поддающуюся управлению.

Менеджмент  новостей заключается в том, что практически любой реальный факт может быть подан как новость, т.е. приобрести необходимые признаки благодаря манипулятивной информационной технологии формирования коммуникативного пространства и соответствующих ей коммуникативных тактик.

В создании коммуникативного продукта  задействуется манипулятивная технология, которая квалифицируется нами как коррекция отдельных фактов и подчиняется четкой редакционной политике. Мы считаем правомерным разграничивать редакционную политику и менеджмент новостей, поскольку коррекцию действительности в СМИ осуществляют не только СМК, но и специалисты в сфере PR - в частности, спин-доктора, организующие,  так называемый «цикл прохождения события» по коммуникативному пространству.

Универсальную манипулятивную технологию в этой сфере можно  квалифицировать как коррекцию действительности. К тактикам СМИ , обеспечивающим ее реализацию,  относятся:

1) тактика преобразования реальных фактов в информационные события (она располагает такими известными приемами, как манипуляция авторитетом действующего лица, манипуляция локализацией во времени, манипуляция системными связями и др.)

2) тактика подготовки массовой аудитории к восприятию  скорректированной действительности (она задействует в качестве инструментария такие приемы, как манипуляция коммуникативным принципом истины, манипулирование деталями, ма-
нипулирование авторитетом источника информации).

по материалам http://cyberleninka.ru/article/n/kommunikativnye-tehnologii-v-politicheskom-diskurse
Записан


Теги:
Страниц: [1]   Вверх
Отправить эту тему | Печать
Перейти в:  


Европа




Форум Война Интернет-передача Орден патриотов СССР ОД "9 мая"
за русскую победу 9 мая общественное движение сталин ленин коммунизм православие национализм за русь русские СССР патриоты советский союз победа 1945 жиды пиндосы сопротивление революция правда справедливость интернационализм социализм родина путин медведев сионизм фарисейство нефть энергетика кургинян оружие война ножи автоматы самооборона танки октябрь мухин калашников гитлер вопросы красный флаг победа русские россия кавказ война новости сми революция